Linkuri accesibilitate

Киргизия: власти не контролируют ситуацию


Ситуация на юге Киргизии оборачивается гуманитарной катастрофой.

Ситуация на юге Киргизии оборачивается гуманитарной катастрофой.

Число погибших при столкновениях на юге Киргизии достигло 170 человек, сообщил Минздрав республики. К утру 15 июня за медицинской помощью в Ошской и Джалал-Абадской областях в общей сложности обратилось 1762 человека, из которых 826 были госпитализированы, 798 была оказана амбулаторная помощь. Между тем Узбекистан закрыл свою границу для беженцев из Киргизии. По словам узбекского вице-премьера Абдуллы Арипова, Узбекистан к настоящему моменту зарегистрировал на своей территории 45 тысяч только взрослых беженцев, данных о количестве детей нет. По данным международного Красного Креста в Узбекистане находятся около 80 тысяч беженцев. Власти страны заявили, что Узбекистан нуждается в помощи международных организаций, не имея больше возможности размещать беженцев.

Напомним, что члены Совбеза ООН на экстренных консультациях 14 июня осудили происходящее в Киргизии и призвали к немедленному прекращению кровопролития, восстановлению порядка и верховенства закона, а также потребовали обеспечить беспрепятственное оказание гуманитарной помощи пострадавшим от насилия мирным гражданам. О причинах, по которым в Ферганской долине произошли вспышки межэтнического насилия, в интервью Радио Свобода рассуждает казахский политолог, руководитель алма-атинской группы рисков Досым Сатпаев:

– Есть две заинтересованные в дестабилизации обстановки стороны. Во-первых, криминал – надо отметить, что на юге Кыргызстана действуют действительно очень сильные группировки. Через этот регион проходят большие объемы контрабанды, а также наркотрафик, в том числе и из Узбекистана, поэтому исключать, скажем так, определенные интересы криминальных структур в дестабилизации обстановки из-за передела собственности нельзя. Во-вторых, экстремистские организации, в частности "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами", которая довольно крепко угнездилась именно на юге страны. В этом регионе живет очень много этнических узбеков, и понятно, что в некоторых махалля влияние этой организации очень и очень сильно.

Естественно, цепная реакция могла привести к тому, что все стороны, заинтересованные в конфликте, могли подключиться к нему прямо или косвенно – можно вспомнить и тайно записанные телефонные переговоры между сыном бывшего президента Курманбека Бакиева Максимом Бакиевым и братом президента, где они напрямую обсуждали необходимость проведения акции такого рода. Однако в течение долгого времени винить только пробакиевские силы не получится. Как показываются события, временное правительство не способно полностью контролировать ситуацию, даже если на юге страны не будут действовать пробакиевские силы.

– А временное правительство имеет свои какие-то интересы в южных областях – я имею в виду собственность, своих "авторитетов" и прочее?

– Надо сказать, что некоторые члены временного правительства сами родом с юга. Передел власти, как показывают события 2005 года, автоматически приводит к переделу собственности. Страна маленькая, довольно небогатая, источников доходов не очень много, и за них борьба идет очень серьезная. Желающих перехватить собственность хватает и внутри временного правительства. Об этом, кстати, говорят и опять-таки тайно записанные телефонные переговоры некоторых членов временного правительства. Получается, что меркантильные интересы нельзя исключать и в действиях некоторых членов временного правительства.

– На ваш взгляд, какую позицию будет занимать Узбекистан по отношению к этому конфликту? Все-таки речь идет об узбеках, которые страдают в Ферганской долине.

– Есть точка зрения, что в случае, если ситуация на юге Киргизии и дальше будет накаляться, Узбекистан может ввести свои войска на юг страны в качестве гаранта обеспечения безопасности крупной узбекской общины. Этого нельзя исключать в случае, если в самой республике Кыргызстан начнется полнейшая анархия и страна просто будет близка к развалу. На данный момент Узбекистан традиционно занял выжидательную позицию, принимает беженцев, однако узбеки очень опасаются проникновения на свою территорию каких-либо экстремистских организаций, поэтому границу они будут держать под довольно жестким контролем.

– Как вы думаете, дойдет дело до отправки миротворческих контингентов в Киргизию – какого-нибудь российско-казахского батальона? Или все ограничится разговорами о том, что самим киргизским властям нужно каким-то образом стабилизировать ситуацию?

– Экзамен на дееспособность сдает не только временное правительство Киргизии, но и две региональные организации – это ОДКБ и ШОС. ОДКБ давно обвиняют в том, что эта организация существует формально, нигде себя не проявляет. В свое время Узбекистан демонстративно вышел из нее, обвинив эту организацию в том, что она не помогла во время конфликта с террористическими организациями. Позже Узбекистан вернулся в ряды ОДКБ, но, в любом случае, это был очень нехороший сигнал. Сейчас Кыргызстан официально попросил поддержки у России, однако ни одна из стран-участниц ОДКБ пока не хочет напрямую вмешиваться в конфликт. Но, еще раз повторю, если не вмешаться сейчас, завтра ситуация может кардинально ухудшиться. Потому что политический и экономический хаос в этой стране – хотят того соседи или нет – затронет их напрямую, и тогда ситуацию выправить будет намного сложнее, чем сейчас. Поэтому я думаю, что решение нужно принимать, и принимать комплексно – речь должна идти не только о военной помощи, но и об экономической, потому что одно с другим тесно связано.
XS
SM
MD
LG