Linkuri accesibilitate

Человек, которого невозможно забыть


Вторая книга Адиле Аббас-оглы «Моя Абхазия – моя судьба»

Вторая книга Адиле Аббас-оглы «Моя Абхазия – моя судьба»

СУХУМИ--Наш сухумский корреспондент Семен Пегов беседует о нелегкой судьбе близкой родственницы легендарного абхаза Нестора Лакоба Адиле Аббас-оглы.


«Не могу забыть» - так называется первая книга Адиле Аббас-оглы. Воспоминания пожилой женщины, которая в пятнадцать лет попала в семью легендарного абхазского деятеля Нестора Лакоба, мало кого могут оставить равнодушным. Аресты и расстрелы близких в 30-х годах, загадочная смерть Нестора, бесконечные допросы, этапы, камеры, ссылка, побег и снова ссылка – вот сжатая сюжетная линия этой автобиографической книги. Дочь абхазки и иранца Адиле в пятнадцать вышла замуж за брата Сарии – жены Нестора Лакоба. С Сарией её связывали особенно тёплые отношения. Тётя Адиле и жена Нестора были дружны. Так через свою тётю она впервые попала в дом Нестора Лакоба, будучи ещё ребёнком.

«Сария была очень умной и дальновидной. Она знала, что моя тетя делает аджику по-абхазски лучше всех. Сюда, в Гагры приезжал Сталин и она только ей доверяла приготовление любимой приправы вождя. Тетя моя запиралась, никого не впускала и делала аджику. И Сария меня увидела именно там. Мне было тогда десять лет,» рассказывает Адиле Аббас-оглы.

Недавно Адиле Аббас-оглы исполнилось 90 лет. Её память поражает – она очень точно помнит все детали, с удовольствием рассказывает о том, как выглядел Старый Сухум. До смерти Нестора Лакоба Абхазия сильно отличалась от других советских республик. Коллективизация проходила здесь не так болезненно, и в 20-30 годы прошлого столетия Сухум оставался европейским городом. Адиле Аббас-оглы вспоминает, как во времена её детства отмечали Новый год.

«Собирались дети из каждого района и делали лодки из картона, красили, потом лампочки приделывали. Потом подходили к каждому дому. К Новому году все соседи уже ждали их и все пели: сею- вею, посеваю, с Новым годом поздравляю, открывайте сундучки, подавайте пятачки! И все бросали монеты,» вспоминает Адиле Аббас-оглы.

Пройдя через ужас сталинской эпохи, Адиле Аббас-оглы осталась фактически единственной, кто выжил из ближайшего окружения Нестора Лакоба. Писательницей она себя не считает. Это было долгом её жизни – рассказать о событиях тех лет.

«Я ничего не могла сочинить. Я не писатель, я обыкновенный человек. То, что видела, то, что слышала, то, что поняла - вот это я и написала,» говорит Адиле Аббас-оглы.

После первой книги «Не могу забыть» Адиле написала ещё одну - «Моя Абхазия – моя судьба», дополненную архивными материалами и фотографиями. Прошлое редко оставляет Адиле. Имена Сарии, Нестора, первого мужа Эмзы не только часто звучат в её разговорах, но эти люди являются и частыми гостями её снов.

«Недавно я проснулась под утро, Сария в черном платье подошла ко мне и говорит: Диленька, как ты похудела, и сказав это, потихонечку исчезла,» говорит Адиле Аббас-оглы.

Сегодня Адиле Аббас-оглы живёт в центре Сухума, в доме, который когда-то принадлежал её деду - иранцу. Она охотно принимает гостей и общается с теми, кому интересна история ее жизни. Несмотря на возраст, во всём облике Адиле проступает дворянская утончённость, в движениях чувствуется врождённое благородство. Ни ссылка в Северный Казахстан, ни пытки в камерах НКВД не сломили этого человека. После общения с ней становится стыдно за все свои депрессии, расстройства и страхи. Адиле Аббас-оглы из тех людей, которых действительно невозможно забыть.
XS
SM
MD
LG