Linkuri accesibilitate

Финансовый аналитик Андрей Сотник - о владельцах российских шахт


Кто ответит за гибель шахтеров?

Кто ответит за гибель шахтеров?

Премьер-министр Владимир Путин вызывал на ковер людей, признавшихся, что, якобы, они собственники шахты "Распадская". Александр Абрамов и Роман Абрамович с миром отбыли для дальнейшего прохождения олигархической службы.

Ни на этом, ни на одном из предыдущих совещаний представители российских властей ни слова не сказали о том, что сама система, сложившаяся в угольной промышленности, не позволяет сделать труд шахтеров достойно оплачиваемым и безопасным. Неудивительно - система стала системой только потому, что приносит немалые дивиденды российской власти в целом и конкретным ее представителям - в частности. Об этом в интервью Радио Свобода сказал финансовый аналитик Андрей Сотник.

- Власти обнаружили главного виновника трагедии на "Распадской" без суда и следствия. Через несколько дней после аварии им был публично назван директор шахты. А 20 мая против него возбудили уголовное дело. Есть ощущение, что "стрелочник" уже назначен. И вывод уже сделан: причина - в людях, а не в системе. Вы с ним согласны?

- Конкретная причина может быть любой. Но экономическая система, которая сложилась в угольной отрасли, повышает риски во много раз. А сложилась она не стихийно, ее отстроили российские власти и связанный с ними бизнес. При этой системе деньги, заработанные на российских шахтах, НИКОГДА не будут полноценно инвестироваться в модернизацию угледобычи - не для того заинтересованные лица старались.

- Почему нет? Шахты сегодня принадлежат частным структурам, которые - по идее - должны быть заинтересованы в создании современного производства, которое способно стабильно приносить прибыль.

- Только в том случае, если государство устанавливает такие правила игры, в которых собственники не могут извлекать прибыль, прибегая к нецивилизованным методам. Мы же не будем рассчитывать на мораль и нравственность конечных (бенефициарных) владельцев шахт?! Так вот, правила, установленные в отрасли, стимулируют одно: вывод денег за границу.

- Это серьезное обвинение. Можете доказать?

- Если бы это было не так, зачем, скажите, надо было создавать сложную цепочку офшоров? Посмотрите на структуру собственности той же "Распадской".

В ноябре 2006 года в ходе IPO "Распадской" "зарубежные" инвесторы смогли купить у основного акционера компании - кипрской Corber Enterprises Ltd (владела 98% акций шахты) - до 20% акций. В результате бенефициарами кипрской компании на паритетных началах стали группа Evraz и двое менеджеров "Распадской" - Козовой и Вагин (последние владеют своей долей опять-таки через офшор - кипрскую Adroliv Investments Ltd).

Компания Evraz Group S. A., в свою очередь, зарегистрирована в Люксембурге, структура ее собственности до сих пор непрозрачна, а российская компания "Евразхолдинг" является лишь ее мелкой составной частью. Бенефициарные владельцы компании достоверно неизвестны. Тут можно строить лишь некоторые обоснованные предположения. То есть мы можем предполагать, что собственниками "Распадской" через цепочки офшоров являются Александр Абрамов, Роман Абрамович, Геннадий Козовой, Александр Вагин, Александр Фролов и украинский бизнесмен Валерий Хорошковский.

Но я бы предложил говорить не о "Распадской" - сейчас это слишком больная тема, а об аналогичных кузбасских шахтах. Там все то же самое. Какой пример ни возьми - везде владельцами выступают офшоры с экзотической регистраций и невнятными собственниками. Но и это не все. Другой острый вопрос - а кто является собственником произведенного угля?

- Предприятия, которые добывают уголь?

-Уголь сегодня, как, впрочем, и все другие виды российского сырья, перед тем, как попасть к конечному потребителю, проходит через цепочку посредников. И максимальная прибыль от всех этих перепродаж оседает отнюдь не на счетах угледобывающих предприятий. Как правило, в конце цепочке мы находим некую иностранную компанию, которая чаще всего также зарегистрирована в офшоре и по документам не имеет ни малейшего отношения к российскому производителю. Ну а потом мы обнаруживаем эту самую компанию (или аффилированные к ней) на российском рынке в виде "зарубежного" инвестора.

- Чем вам не нравится эта схема? Тем более, если деньги в конце концов возвращаются в Россию.


- Причин несколько. Первая - эта цепочка посредников отнюдь не готова официально делиться прибылями с российским бюджетом и российским производителем товара. Второе - в страну возвращается только часть денег, остальная часть "работает" в разных концах мира и соответственно пополняет бюджеты стран "прописки". Третья - весомые суммы в этих мутных схемах вообще оседают на личных счетах, зачастую тех самых чиновников, которые закрывают глаза на существование таких схем. И, наконец, едва ли не самое важное. Шахта получает за уголь минимальные деньги, дешевое сырье попадает в цепочку посредников, и только продвигаясь по ней, постепенно выходит на уровень мировой цены. У меня вопрос: сколько денег шахты могли бы тратить на модернизацию, если бы сами реализовали уголь по мировым, а не по заниженным ценам?

А финансовый "осадок" от продажи кузбасского угля через офшоры несложно найти. Например, совсем недавно в латвийском городе-порте Вентспилсе появился новый терминал для перевалки угля. Его строили две зарубежные компании: Ventspils tirdzniecоbas osta (т.е. Вентспилский торговый порт) и голландская Indtec Finance B.V. (офшор) через другую голландскую компанию. Правда голландскими они являются только по регистрации, так как фактически оперируют деньгами, полученными от перепродажи кузбасских углей. Здесь же при желании можно обнаружить следы денег рухнувшего "Инкомбанка", спрятанные от российских его кредиторов.

Или другой пример. В эстонском порту Мууга за счет средств, полученных от перепродаж дешевого кузбасского угля, также построен угольный терминал. Его оператор - местная компания Muuga Coal Terminal Operator. Основные хозяева этого проекта связаны с компанией "Мир Инвест", получившей в конце 90-х в доверительное управление остаток госпакета акций компании "Кузбассразрезуголь". Бенефициары "Мир Инвеста" трудятся в швейцарском Аппенцале в компании "MIR Trade AG". Именно этот офшорный посредник продает весь кузбасский, а также существенную часть иного российского угля более чем в 20 странах мира, среди которых: Германия, Великобритания, Италия, Турция, Франция, Финляндия, Дания, Швеция, США, Польша, Украина, Испания, Марокко, Румыния, Болгария, Латвия, Литва, Словакия, Греция, Сербия и другие. Именно эта (и аналогичные ей зарубежные компании) стали инвесторами строительства угольных терминалов в странах Балтии.

Итак, какой стимул у бенефициаров офшорных компаний, владеющих шахтами и углем, а также у перепродавцов кузбасского угля, работающих в разных странах, вкладывать деньги в безопасность российских шахтеров? Да никакого!

- Стимула нет, но, может быть, у российских властей есть рычаги влияния на этих людей?

- Разве что неформальные, в виде конфиденциального получения теми или иными властными персонами вне российской территории части прибыли. Но вряд ли они воспользуются этими рычагами, внезапно озаботившись судьбой шахтеров. Повторю, эти схемы для того и выстраивались, чтобы можно было качать максимальные деньги в обход российского бюджета в пользу очередных проправительственных олигархов. Изменить ситуацию радикально не способны ни директора шахт, ни профсоюзы, ни даже отдельные продвинутые собственники типа Ходорковского. Это компетенция российской олигархический власти, которая, как мы все отчетливо увидели, освободила себя от ответственности за происходящее на угольных шахтах.
XS
SM
MD
LG