Linkuri accesibilitate

На переговорах с министром топлива и энергетики Украины Юрием Бойко председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер сказал, что стоит все же подумать об объединении "Газпрома" и "Нафтогаза" Украины и отметил: "Такое предложение обусловлено общей историей развития наших стран, в частности, единым газотранспортным комплексом, созданным еще во времена Советского Союза".

Эти слова председателя правления "Газпрома" – не просто апелляция к советскому прошлому, это еще и апелляция к советскому будущему, по крайней мере, к той его вариации, которая просматривается с верхних этажей небоскреба на Наметкина. Конечно же, Советский Союз в его идеальном варианте, когда все вокруг управлялось из Москвы, и ни одно решение ни в Ташкенте, ни в Ашхабаде, ни в Киеве, ни в Минске, ни во Владивостоке, ни в Перми, ни в Риге, ни в Таллине, ни в других городах Советского Союза нельзя было принять без высшего одобрения из союзной столицы. Но энергетическую-то империю можно создать! Можно договориться о том, чтобы все трубы управлялись только по указанию Алексея Миллера – и белорусская, и украинская, и "южная", и "северная", можно построить под водой, можно проложить по суше. Главное, чтобы центр управления был один. А как их может быть несколько, если огромный "Газпром" соединится с маленьким "Нафтогазом"?

Но тут есть определенная проблема. Когда "Газпром" был еще Министерством нефтегазовой промышленности Советского Союза, этим ведомством могли управлять выходцы не только из Москвы, Санкт-Петербурга или, в крайнем случае, Екатеринбурга. Как и любыми другими союзными ведомствами, им могли управлять выходцы и из Киева, и из Москвы, и из Ташкента, и из Риги. И, таким образом, у каждого, кто подписывал документы об объединении, скажем, в 1922 году Советского Союза, была надежда, что рано или поздно и сам он окажется в Москве в первых рядах на высших постах. И Леонид Ильич таки выбился – стал генеральным секретарем ЦК КПСС, Хотя начинал с должности секретаря Днепропетровского обкома партии. А вот у Юрия Бойко, собеседника Алексея Миллера, у Виктора Януковича, собеседника Дмитрия Медведева, у Николая Азарова, собеседника Владимира Путина таких перспектив нет, они могут быть исключительно президентом, премьер-министром Украины, министром топлива и энергетики, и таким образом, особой выгоды от объединения "Газпрома" с "Нафтогазом" у них не будет.
Поэтому Виктор Янукович и предлагает объединить большую энергетическую компанию с маленькой в пропорции 50 на 50, что, конечно, вызывает резонное изумление в российской столице: опять с Россией не хотят объединяться областями. Теперь уже не белорусы, теперь уже друзья с Украины, на которых возлагались такие большие надежды.

И вряд ли руководители Российской Федерации и те, что сидят в Кремле, и те, что сидят в Белом доме, и те, что находятся в небоскребе на Наметкина, поймут, почему же все же этот "Советский Союз" не складывается ни в политическом, ни в энергетическом варианте, и увидят, что даже самым большим друзьям нужно предлагать самые большие должности. А такой возможности ни у Алексея Миллера, ни у Дмитрия Медведева, ни у Владимира Путина попросту говоря нет.
XS
SM
MD
LG