Linkuri accesibilitate

«Арестовав журналиста Эрнеста Варданяна, приднестровские власти переступили красную черту»


Владимир Соловьёв, обозреватель газеты Коммерсантъ, Москва.

Владимир Соловьёв, обозреватель газеты Коммерсантъ, Москва.

О том, как видится со стороны, в частности – из Москвы развитие событий в деле независимого журналиста Эрнеста Варданяна, арестованного 7 апреля в Тирасполе, беседуем сегодня с обозревателем московской газеты Коммерсантъ, Владимиром Соловьевым.

Владимир Соловьев: «Арестовав журналиста Эрнеста Варданяна, приднестровские власти переступили определенную красную черту, потому что до сих пор к независимым журналистам в Тирасполе отношение было не самым лучшим, но до их арестов, а тем более по таким громким статьям, по таким обвинениям, как измена родине, дело все-таки до доходило. Тем более, что вся ситуация непрозрачная, так и не понятно, каким образом, в чем состоит измена, каким образом журналист Варданян изменил Приднестровской Молдавской Республике, кому он и какую информацию предоставлял и самое главное – где он ее брал, потому что если некие чиновники приднестровские, встречавши«еся с Варданяном, сообщали ему сведения, составляющие государственную тайну, то это является преступлением с их стороны, потому что у них есть определенные обязательства по поводу государственной тайны, а не у него. Он как журналист, даже если он и получил какую-то засекреченную информацию, это была его профессиональная обязанность, его работа – добывать и распространять информацию. Он вряд ли добывал ее в каких-то личных целях, являясь журналистом, и те, кто с ним встречался, наверняка отдавали себе отчет в том, что они общаются с журналистом, а значит, те сведения, которые они ему сообщают, будут каким-то образом обнародованы».

Радио Свободная Европа: Владимир, на прошлой неделе посольство Соединенных Штатов Америки и другие западные дипмиссии, аккредитованные в Кишиневе, в очередной раз выразили свою обеспокоенность в связи с нарушением прав журналиста Эрнеста Варданяна, в частности, его права на выбор адвоката по своему усмотрению и права на справедливый суд. Напомним и о заявлении российского посла Валерия Кузьмина, который также сказал чуть раньше, что арест и другие репрессивные меры не самые удачные методы работы с журналистами. Как оценили бы лично вы, в частности, официальные реакции, прозвучавшие на данный момент?

Владимир Соловьев: «В этом случае мы видим, что совпадают позиции и России, потому что то, что сказал Кузьмин, - ну, в общем, с этим трудно спорить, и позиции Запада, потому что и международные организации, авторитетные, высказались на эту тему совершенно определенно – что это недопустимо, и Молдавии. То есть в данном случае у всех по делу Варданяна консенсус, что в общем бывает редко по приднестровской проблеме. И есть совершенно у всех определенное мнение: так поступать нельзя и это – ну, слово противозаконно никто не говорил, но все так или иначе этот поступок приднестровских властей осудили».

Радио Свободная Европа: в таком случае какими мотивами руководствовались приднестровские власти, чем, по вашему мнению, продиктовано их решение арестовать независимого журналиста Эрнеста Варданяна?

Владимир Соловьев: «Мотивы этого поступка Тирасполя мне понять сложно, с какой целью это делалось и какую такую большую угрозу Варданян представлял для Приднестровья, но теперь совершенно точно можно сказать, что из-за этого у приднестровских властей одни проблемы, в том числе в переговорном процессе. Потому что теперь говорить о том, что в Приднестровье существует правовое государство, где соблюдается права человека, как это делалось раньше, будет сложно. Есть прецедент, когда арестован журналист по наитягчайшему обвинению, с перспективой угодить за решетку на срок от 12 до 20 лет. Теперь сохранять хорошую мину при настолько плохой игре, я думаю, что будет проблематично для Игоря Николаевича Смирнова и всех остальных. И уж т ем более заикаться о том, что Приднестровье достойно стать признанной республикой, когда там происходят такие вещи. То есть, они перешли некую такую грань, которую раньше себе не позволяли, а сейчас почему-то – не знаем пока, почему – сейчас они почему-то решили, что можно это сделать. Кроме того, до сих пор никто не знает, в чем он виноват, никто этого не говорит, все говорят, что есть преступление, но не объясняют, в чем оно состоит. Это тоже не добавляет плюсов тираспольским властям. Потому что отсутствует прозрачность этого процесса, на судебных заседаниях, как все уже знают, не были допущены журналисты, внятных объяснений никто не дал, какие-то возникают спонтанные санкционированные утечки, из которых картина все-таки не ясна до сих пор. Но ясно другой – что молодой журналист, который работал в кишиневских СМИ, угодил за решетку. А таких примеров, когда приднестровцы, те, кто живут в Приднестровье и даже прописаны в Приднестровье, работают в средствах массовой информации Молдавии, их предостаточно. Или даже России. Поэтому что теперь – при случае арестовывать каждого по такому обвинению? Если он в чем-то виноват, пусть объяснят, если не виноват – пусть выпустят на свободу!»
XS
SM
MD
LG