Linkuri accesibilitate

Ровно год назад (21 апреля 2009 года) Преображенский суд Москвы удовлетворил ходатайство об условно-досрочном освобождении бывшего юриста ЮКОСа Светланы Бахминой. Считается, что большую роль в этом сыграла поддержка общественности.

В заключении Светлана Бахмина провела три года из шести с половиной, к которым была приговорена судом по обвинению в финансовых преступлениях. Во время пребывания в заключении у нее родился третий ребенок. Почти через год после освобождения, в начале апреля этого года, Светлана Бахмина начала работать в одном из юридических бюро Москвы, несмотря на то, что условно-досрочное освобождение предполагает некие ограничения и юридические формальности. Адвокат Бахминой Роман Головкин говорит, что это не осложняет жизнь Светланы:

– У Светланы сохраняется обязанность являться в органы внутренних дел, которые осуществляют контроль за условно-досрочно освобожденными. В принципе, это не особо обременительная повинность. Естественно, выезд за границу остается под большим-большим вопросом, а в остальном, Светлана живет нормальной жизнью, уже работает и вполне успешно.

С Романом Головкиным согласна подруга Светланы Бахминой Ольга Богданова. Она считает, что сегодняшнее положение бывшего юриста ЮКОСа не идет ни в какое сравнение с четырьмя с лишним годами, проведенными в заключении:

– Конечно, хотелось бы, чтобы она перестала быть пораженной в правах и стала нормальным гражданином Российской Федерации. Осталось немножко потерпеть – летом 2011 года все будет закончено.

Ольга Богданова поддерживала Светлану Бахмину на протяжении всех лет ее заключения; именно она первая обратилась к Президенту России Дмитрию Медведеву с просьбой о помиловании. В начале октября 2008 года после того, как Бахминой дважды отказали в условно-досрочном освобождении, в интернете начался сбор подписей под письмом российскому президенту. Под обращением поставили свои подписи почти 100 тысяч человек. Валерий Баликоев стал инициатором написания письма. Сегодня он признается, что не предполагал, что судьба Светланы Бахминой будет небезразлична такому количеству людей:

– Меня поразило, что мать двоих маленьких детей четыре года – больше половины срока – отсидела в тюрьме, притом, что у нее были все основания для условно-досрочного освобождения. К тому же, она была беременна, должна была в декабре ребенка родить. Было ясно – в другой ситуации УДО стало бы обычным решением, здесь же по политическим мотивам в просьбе было отказано. Это похоже на пытку или на издевательство над человеком. Мне казалось, что не только я один хотел бы эту ситуацию изменить, и письмо в Интернете показало, что так оно и есть. Мне кажется, количество подписантов под обращением сыграло главную роль в освобождении Светланы Бахминой. По крайней мере, мы спрашивали у адвоката, не против ли он, что мы развернем сбор подписей, и он дал добро.

Среди 96 тысяч подписавших письмо с просьбой о помиловании Светланы Бахминой были и простые граждане, и люди, известные России и миру. Адвокат Светланы Бахминой Роман Головкин затруднился ответить на вопрос, насколько письмо и внушительное количество подписей сыграли роль в условно-досрочном освобождении бывшего юриста ЮКОСа, но он уверен, что это было важной моральной поддержкой для Бахминой:

– Лично Светлане это, безусловно, очень помогло. После освобождения она по мере сил лично отблагодарила всех, кого имела возможность это сделать. А насколько это повлияло на судебное решение вообще, затрудняюсь сказать.

Письмо с просьбой о помиловании Светланы Бахминой стало одним из первых выражений общественного мнения через интернет. Ольга Богданова считает, что на сегодняшний день это одна из возможностей быть услышанным:

– Все Интернет-акции за последние пару-тройку лет показали, что нынешний президент России с интернетом знаком хорошо, и многочисленные истории со сбором подписей не проходят мимо него. Наверно, все началось именно со Светланы, а сейчас уже стало неким способом выражения общественного мнения. Я не хочу сказать – рычагом влияния, мы очень далеки от этой ситуации, но хотелось бы верить, что это, по крайней мере, способ громко сказать о чем-то, чтобы нас услышали.

Год назад после условно-досрочного освобождения Светлана Бахмина сказала, что надеется, что ее случай поможет выходу из-под стражи другим осужденным женщинам с детьми. Сегодня Бахмина призывает амнистировать женщин, осужденных за преступления небольшой и средней степени тяжести.

Светлана Бахмина: эксклюзивное интервью для Радио Свобода.
XS
SM
MD
LG