Linkuri accesibilitate

Сегодня христиане всего мира празднуют Светлое Воскресение – один из самых главных своих праздников. В России Пасха в этом году могла бы быть радостнее и светлее, если бы не трагические события уходящей недели: теракты в Москве и Дагестане.


Гость Радио Свобода – протоиерей Александр Степанов, который служит в церкви Святой Великомученицы Анастасии Узорешительницы в Санкт-Петербурге.

– Отец Александр, праздник Пасхи в этом году в России отмечается с привкусом боля и горя. Уходящая неделя стала воистину Страстной для большинства россиян. Что бы вы могли сказать в утешении жителям России, пережившим эти трагедии?

– Конечно, близким, потерявшим своих родственников, друзей, трудно что-то сказать в утешение, потому что в самый момент такой утраты человеку очень трудно воспринять какие-то, скажем, новые идеи и мысли. Для верующего человека, конечно, смерть близкого человека – это все же не больше, чем разлука на какой-то период. А для человека неверующего, говорить об этом в такой момент, наверное, очень тяжело. Он мало способен это воспринять. Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы больше россиян становились христианами, и смерть, в конечном счете, становилась бы для них в каком-то смысле частью жизни с переходом одной формы бытия в другую форму бытия. Если мы живем единым, живем стремлением к Богу, это единое устремление действительно приводит нас к одному финалу нашей жизни. Эта встреча в следующем нашем бытии действительно может состояться.

– Отец Александр, церковь должна объединять людей. Как вы думаете, могла бы церковь в России сейчас сыграть такую объединяющую роль?

– Каждый человек определяет себя относительно церкви, относительно Христа. Если человек определяет себя таким образом, что Христос ему близок, и он хотел бы жить, имея его всегда в своем сердце, всю жизнь свою он устраивает так, как Христос заповедовал, когда говорил: "Если любите меня, то заповеди мои соблюдете". Это многократно повторялось как раз в эти дни, когда мы читали 12 страстных евангелий в четверг. Конечно, люди объединяются. Но те, кто к этому остается равнодушен и живет земными попечениями, те, конечно, никаким образом не могут быть объединены в эту Христову семью.

– Пасха, пожалуй, самый большой праздник для православных христиан?

– В каких-то бытовых проявлениях Рождество обставлено в западном мире более основательно и широко. Рождество – праздник, если хотите, более человеческий, более семейный. И вот это тепло семейного праздника Рождества как-то взяло верх над событием, которое в большей степени невместимо в человеческое сознание, в его повседневную жизнь. Мы не сталкиваемся каждый день с Воскресением. Поэтому, я думаю, православие, восточное христианство, как более мистичное, более сохранившее этот изначальный христианский импульс, оно этот акцент не сместило. А западная церковь искала более человеческого, душевного преломления христианства и нашла успешно его в Рождестве.
XS
SM
MD
LG