Linkuri accesibilitate

Наверняка Дорину Киртоакэ в последние дни снятся только кошмары: со всех сторон обступают собаки – десятки, сотни, вот уже тысячи, а пистолет-то один. А тут еще защитники животных выходят из-за угла со словами «Noi n-avem de gand sa va omoram, Domnul primar, doar simpla eutanasie!» Кого бояться больше – вопрос хороший.

Ситуация, конечно, непростая. Есть собаки, которые набрасываются на людей, многие из них – дети. Есть родители, готовые лично взять оружие в руки и начать их стрелять, если мэр не решит эту проблему в самое ближайшее время. Для градоначальника самое страшное не это, страшнее другое – родители искусанных детей уже выстраиваются в стройные очереди в суды с исками против примэрии. У родителей шансов выиграть в суде больше – дети искусаны. Снова выплачивать компенсации. В городском бюджете днем с фонарем денег не найти – снова влезать в долги. Снова выслушивать критику оппонентов, которые с завидным усердием выискивают любой повод, чтобы наброситься. А там и выборы – люди недовольны, оппоненты злорадствуют... Дольше продолжать не стоит, думаю.

Аргумент защитников животных менее увесист: они тоже живые. Да, живые – родители с этим не спорят. Но их детей кусают. Многие на их месте были бы готовы на все, и даже взять оружие в руки. Мэрии не остается ничего другого, кроме как принять сторону разъяренных родителей: убивать. В самых благородных и гуманных целях жуткое слово «убивать» заменяется на более приятное слуху «делать эвтаназию». Пока многие будут разбираться, что это такое, всех собак под шумок и перестреляют.

Прошлым летом на знакомую моих друзей набросилась стая бешенных собак. Это случилось ночью на Московском проспекте, когда она выходила в аптеку за лекарствами для своего трехмесячного ребенка. Ее не просто искусали – молодая мать долго лежала в больнице. Спасло одно: услышавший под своим окном крики сосед выбежал на улицу с битой. Подоспевший с камнями таксист тоже был кстати. Хотела ли она перестрелять после этого всех собак – не то слово.

Сегодня утром попросила друзей набрать ее и поинтересоваться, что она думает о всей этой истории с эвтаназией. Ответ меня поразил: «Неужели нет других способов решить эту проблему? Уже год говорят об этом и никакой идеи, кроме как убивать, не пришло в голову?» Идеи были, наверняка, но на другие меры в городском бюджете денег просто нет. И точка.

Ситуация с бездомными собаками в Кишиневе – хороший case study: что происходит, когда связь между гражданским обществом и властью нарушена, а доверие к государственным институтам минимальное. Проблему можно решить вполне цивилизовано, если эту связь наладить. В бюджете нет денег на стерилизацию или приют для собак? Выход есть. Обратитесь открыто к нам, жителям Кишинева, объясните, что денег нет и в ближайшее время не будет. Мы вам поможем – но для этого надо говорить с нами. Создайте внебюджетный фонд, откройте счет в банке и объявите открытый сбор средств на кампанию по стерилизации собак или строительство приюта. Желающих дать на это деньги будет достаточно, поверьте. Готовых вытащить из своего собственного кармана несколько лей, лишь бы собак не стреляли, в этом городе не так мало. Найдутся и те, кто пожелает заработать на этом дополнительные очки и выделят несколько сотен, а то и тысяч. И слава Богу!

Просто говорите с нами. А если вы еще сумеете из собранных средств прозрачно потратить каждый лей, а не распилить их на всевозможное «создание специальной чрезвычайной комиссии по разработке проекта плана имплементирования стратегии решения проблемы большого числа бездомных собак в мун. Кишинэу», то жители столицы будут вам не просто благодарны. В следующий раз вы сможете снова расчитывать на нас - особенно когда дыры в городском бюджете не дают спокойно спать.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG