Linkuri accesibilitate

Вчера случайно оказались с мамой у примэрии. Она у меня пенсионерка, за коммунистов никогда не голосовала, искренне переживает за новое правительство либералов, надеется на перемены и даже поддерживает решение муниципального совета поднять тарифы на транспорт и воду (и это при пенсии 629 лей 75 бань и 40-летним стаже работы).

Не буду сейчас говорить об экономической целесообразности принятого муниципальным советом решения, о необходимости создания такой системы пенсионного обеспечения, при которой гражданин будет расчитывать на собственные сбережения, а не уповать на государство, о том, что с сегодняшними пенсионерами надо было провести предварительную разъяснительную работу, объяснить им все на пальцах, а не бить по головам. Я о другом.

Мы вернулись с мамой домой и полезли в интернет. Мне было бы плевать, если бы всю грязь, что там была, я прочла одна. К сожалению, ее прочитала и моя мама.

Не знаю кем, не знаю зачем, но на страницах интернет-форумов конфликт уже перешел в совершенно другую плоскость. Чаще других звучат фразы, что все протестующие говорят на русском языке, на «языке свиней», что их надо всех посадить в товарные вагоны и разом отправить в Сибирь. Имено язык намеренно делают главным фактором идентификации протестующих. И это пугает.

Острый социальный конфликт сейчас на руку в первую очередь коммунистам, лучше для них и придумать нельзя было. Это самая благодатная почва для начала новой избирательной кампании, но теперь уже с гораздо более понятным для части общества лозунгом «остановим войну». Теперь понятно, какую. Исходя из логики сегодняшнего дня, и против таких, как моя мама (одинаково хорошо зная румынский, в семье с нами она говорит на русском). И против еще 23% населения Молдовы, которые считают русский язык своим родным (данные института Gallup International). Мы вообще понимаем, куда мы катимся? Мы теперь будем оправдывать каждого экстремиста, разжигающего национальную рознь, потому лишь, что он говорит на румынском? Или обвинять свободно мыслящих, разделяющих демократические ценности людей в том случае, если они говорят преимущественно на русском? Какая разница, пусть хоть на китайском. Экстремистов надо судить за то, что они экстремисты. Педофилов - за то, что они педофилы. Преступников – за то, что они преступники. И плевать, на каком языке они говорят. И вышедших на улицу пенсионеров если и критиковать, то уж точно не за то, на каком языке они не говорят. Пусть хоть трижды на русском.

Сами того не понимая, мы сейчас ворошим осиное гнездо. Национальная проблема существовала всегда и она никогда не исчезнет, как и в любой другой в прошлом колонии. Эта проблема решается одним лишь способом – долгим цивилизованным процессом десоветизации, которого нам так не хватало после получения Молдовой независимости. Но для этого нужна политическая воля и поная независимость от Москвы.

В общем, коммунисты могут сейчас порадоваться. К этому они и шли последние восемь лет.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG