Linkuri accesibilitate

Что, в первую очередь, делает новый начальник, который приходит на госпредприятие-банкрот вместо прежнего коррумпированного директора? Правильно, устраивает кадровую чистку. Увольняет тех, кто, по его сведениям, при прежнем руководстве занимался растратой средств, «распиливанием» бюджетов и т.д., и т.п. Что он делает дальше? Возможны два варианта: а) заменяет уволенных сотрудников лояльными ему людьми, причем не обязательно профессионалами (лояльность в этом случае служит главным критерием потбора новых кадров); б) заменяет уволенных сотрудников новыми, чью компетенцию в данной области едва ли кто-то решится оспорить (основной критерий - профессионализм). Так уж повелось, что первый вариант, в условиях нашей молдавской (да и не только) действительности, встречается намного чаще. Новые начальники, вслед за старыми, точно так же выводят средства за границу, «осваивают» и «распиливают» бюджеты, с одной лишь разницей – теперь этим занимаются они и лояльные им, а не прежнему руководству люди. При этом никто и не собирается выводить госпредприятие из состояния полумертвого австралопитека. Какой смысл, если до прихода новых новых начальников уже старые новые успеют и бюджеты «распилить», и деньги вывести? Первый вариант - почти мифический – может превратить этого австралопитека в вполне преуспевающий бизнес, но для нового руководства это уже совсем другая история.

Сегодняшнее молдавское правительство вполне сравнимо с обанкротившимся госпредприятием. Уже в ближайшее время вместо старых начальников придут новые и первым же делом проведут кадровые чистки. Какой из двух вариантов они выберут дальше, остается лишь гадать. Хотя в условиях крайне завышенных общественных ожиданий было бы просто самоубийством на месте оппозиции не выбрать второй. Более половины общества ожидают от новой власти кардинальных перемен, а не просто смены брендов и табличек на дверях кабинетов. И если сейчас оппозиция, имея столь тяжелый моральный груз за плечами, этих перемен обеспечить не сможет, ее судьба в следующем парламенте будет предопределена.

В условиях острого экономического кризиса будущему кабинету министров придется не просто латать дыры в бюджете и выполнять взятые на себя еще старым правительством внутренние и внешние обязательства. Им потребуется проводить реформы, которые едва ли вызовут поддержку в обществе, а может даже и заставят некоторых испытать ностальгию по «стабильным» годам при коммунистах. Последние, как известно, за счет непрекращающихся до недавнего времени денежных вливаний из-за границы (Боже, храни наших гастарбайтеров) без этих реформ обходились. В истории так часто бывает: когда в несвободных режимах на смену прежнему недемократичному руководству приходит новое, его век бывает недолог. Проведение крайне непопулярных реформ (необходимое условие для восстановления экономики и нормального развития всех государственных институтов) может стоить новому руководству самого главного – сохранения власти. Ведь давно известно - любовь избирателей, как и любовь женщины, бывает крайне жестокой.

Принимая во внимание все эти риски, оппозиции выгоднее всего было бы сформировать сейчас правительство технократов - сделаем допущение, что коммунисты не заблокируют это решение. Не связанные ни с одной из партий и не будучи ни чьими ставленниками, новые антикризисные менеджеры могли бы прийти на предприятие-банкрот и из сугубо профессионального интереса заняться его оздоровлением. Для этого идеально подошли бы те молдаване, которые уже не один год живут за границей и заняты в крупном иностранном бизнесе или международных структурах. Ведь среди наших есть и те, кто закончил Гарвард, и те, кто управляет миллиардными инвистициями в крупных европейских банках. Почему бы не привлечь в новое правительство, среди прочих, и таких людей? Они обладают очевидным приемуществом – в глазах международных финансовых институтов (а от них наша судьба в ближайшее время зависит самым непосредственным образом) их опыт работы в западных структурах мог бы добавить немало очков будущему правительству. Почему бы не привлечь в качестве независимого консультанта экономиста с мировым именем, который удачно консультировал уже не одно иностранное правительство? Да, его услуги могут обойтись в $1-2 млн, но его имя помогло бы привлечь в страну не один десяток миллионов. И никто не говорит о слепом следовании его рекомендациям, как по кальке. Речь идет исключительно о создании хорошей репутации – сегодня она оценивается на международном рынке не меньше черного золота. Молдова подобной репутацией пока не обладает, но вполне в силах сегодняшней оппозиции такую репутацию создать - была бы на то политическая воля.

Arată comentarii

XS
SM
MD
LG